Сцена 3. Двор

Айю – на поводке, привязанном к дереву, - сидит, осматривает округу. Из-за угла дома выходит Копейка. Оглядевшись, направляется к Айю.

КОПЕЙКА. Эх, жизнь моя – копейка…

АЙЮ. Отвали со своими блохами…

КОПЕЙКА. Никак не пойму, какая сегодня погода?

АЙЮ. Совсем выжила…

КОПЕЙКА. Вроде бы лето?

АЙЮ. Врезать бы тебе.

КОПЕЙКА. Что за молодёжь, не приветствуют старших, хоть тресни. Ведь это – ты, Айю? У меня от солнца глаза слезятся, не вижу… может, ближе подойти…

АЙЮ (рявкает). Я, Копейка, я – Айю! Не подходи, говорю!

КОПЕЙКА. Значит, нюх ещё не подводит, - Айю. Блох моих боишься? А не знаешь, случайно, средства, как от них избавиться?

АЙЮ Сцена 3. Двор. Знаю: подохни, и всё пройдёт.

КОПЕЙКА. Ты вчера с Разгоном дралась?

АЙЮ. Не дралась, а билась. Мы тебе оба не какие-нибудь дворняги.

КОПЕЙКА. Ну, не хочешь говорить со старухой, не надо. Пойду себе. Устала. Эх, жизнь моя – копейка. Сегодня всего три двора обошла, вместо обычных пяти. Возраст… Что-то же я хотела сказать? Обязательно, хотела. Вспомнила. В роще я с утра была, по холодку. Там Разгон висит в петле на суку, его хозяин, подлец, подвесил. Года три, как взял Разгона щенком, и время постоянно похвалялся, мол, подрастёт пёсик, всех собак в округе выпотрошит. А вчера, как я слышала Сцена 3. Двор, ты, Айю, наподдала Разгону? И правильно, пёс воспитался вредный… нехорошая собака. Но что-то я к пятнадцати годам такая сентиментальная стала! Поверишь, Разгон меня третировал, злобствовал надо мной, измывался над моей старостью, а мне его сейчас жаль. Сколько ему? Лет 5, не больше. И всё, конец анекдоту, в смысле собачьей жизни. Пожил, называется. Вот она – судьба человечьих собак, никакой свободы выбора. Жизнь за похлёбку! Разве это справедливо? Похлёбка ничего не стоит даже нищему в трущобе, а жизнь разве стоит столько же?

Айю, вскочив, пятится, натягивая поводок. Затем, упёршись задними лапами, вытаскивает голову из ошейника. Приходит в себя…

КОПЕЙКА. Хозяин его Сцена 3. Двор утром пришёл, видит, что Разгон не помер… а ведь тот сутки висел в петле! Пообещал, если тот к обеду добровольно концы не отдаст, обязательно пристрелить.

А что такое время человеческого обеда? Это ж в любую минуту может стрястись. Ну, и пристрелил бы сразу, чего мучать, верно?

АЙЮ. Спасибо, Копейка, что сказала. На обратном пути мимо рынка пробегусь, потом заскочу в твою халабуду – мясца занесу.

КОПЕЙКА. Эх, жизнь мля – копейка, я зубы мои почти съела!

АЙЮ. Ишь ты, как только речь - про еду, так сразу слух улучшился. Придумаю что-нибудь.

Айю убегает.

КОПЕЙКА. Так ты ж привязана? (Обнюхивает ошейник на поводке.) Из Сцена 3. Двор ошейника опять вылезла! Как она это делает… С умом псина, хочу – служу, хочу – гуляю, а твой хозяин думает, что держит тебя на поводке. Айю ушла, так и не сказала, какая сегодня погода…


documentbdrtubp.html
documentbdrublx.html
documentbdruiwf.html
documentbdruqgn.html
documentbdruxqv.html
Документ Сцена 3. Двор